Святой Архангел Гавриил
   
По благословению митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна

Расписание богослужений

Прикосновение Господа

Прикосновение Господа
Автор: Ольга Рожнёва

Сегодня у меня гости: из Калуги приехала Екатерина (имя по ее просьбе изменено), главная героиня моего рассказа «Молитва Веры». Приехала не одна – привезла с собой свою лучшую подругу, почти сестру, по ее словам, Людмилу (а это имя настоящее).

Знакомимся. Людмила – милая, приветливая женщина под 50, по профессии инженер путей сообщения. Она из Сосенского, это небольшой городок рядом с Козельском и Оптиной Пустынью. Мы с Катей накрываем на стол, а Людмила общается с моей мамой.

Читала у святых отцов: «Приветливость искренняя – дар Божий, который даруется за чистоту сердца». Мама после инсульта парализована и чужих не очень жалует, но тут – смотрю: маме нравится приветливая собеседница, они быстро находят общий язык, о чем-то уже весело разговаривают.

Людмила приехала, чтобы поделиться своей историей, которая, как она думает, может оказаться полезной другим родителям. Итак, история Людмилы и ее сына Сережи.

Тот день навсегда останется в памяти Людмилы как один из самых тяжелых дней в ее жизни. Шел 1992 год, Сереже исполнилось три, и он в первый раз был отправлен в детский сад. Дичился шустрых, привычных к детскому обществу ребятишек и, пока остальные играли, один сидел в беседке, испуганный, потрясенный переменами в своей маленькой жизни.

Людмила пришла рано, раньше всех родителей, прижала к себе зареванное чадо, удивилась тому, что весь мокрый и никто не переодел. Воспитательница парировала:

– А почему вы, мамаша, не предупредили, что сам на горшок не ходит?! Их много, а я одна!

– Так он ходит сам на горшочек, не привык просто к чужой обстановке… Я завтра его еще раньше заберу, вы уж проследите, пожалуйста…

Но завтра в садик им пойти не пришлось. Ночью у ребенка поднялась высокая температура, он весь горел. Вызванный врач поставил диагноз: ангина. Несколько дней Сережу лечили дома антибиотиками, но лучше не становилось: температура поднималась до 40 градусов, опускалась на полчаса от жаропонижающих лекарств до 38,5, и красный столбик снова стремительно поднимался до 40.

Положили в больницу, колют уколы, лучше не становится. Обкладывают льдом, ставят капельницы – лучше не становится. Людмила чувствует, что врачи уже сами понимают: не справляются. Ищут машину отправить ребенка в областную больницу в Калугу – то водителя нет, то машина сломана. Наконец нашли. Медсестра садится впереди и говорит водителю:

– Быстрее езжай, чтобы успеть довезти.

А Людмила сидит сзади, держит на руках горячее тельце, сама ни жива ни мертва. Едут быстро. Под Перемышлем гаишник за превышение скорости машину останавливает, медсестра выбегает, что-то говорит ему, он их отпускает.

    "Приехали в областную, врач вслух читает: «Лейкоз»

Приехали в областную, врач в приемном покое смотрит карточку, вслух читает: «Лейкоз». Людмила спрашивает:

– Простите, а что это?

Врач как не слышит. Кладут в палату. Людмила смотрит: дети в палате худые, под глазами синяки, матери бледные, суровые. У соседки спрашивает:

– Простите, что такое лейкоз?

– Рак.
 
И Людмила начинает плакать. Слезы текут, и ничего поделать не может. Только соседки по палате ей долго плакать не позволили, вывели в коридор и пригрозили:

– Будешь реветь – потребуем твоей выписки! Ребенок тут останется, а сама домой поедешь! Поняла?! Тут все дети больные! Ты будешь реветь, а наши дети будут нас спрашивать: «Отчего это тетя плачет?» Так что либо берешь себя в руки, либо домой едешь!

Зубы стиснула – терпит. Детям делают химиотерапию, Сереже пока капельницы ставят, обследуют – лучше не становится. На улице лето, в палате душно, разрешили им выходить на улицу, в больничный дворик. На руках вынесет сыночка, сидит с ним на лавочке. Женщина с ребенком тоже гуляет, подходит ближе, спрашивает:

– Что у вас?

– Лейкоз…

– А… ну, лейкоз – это значит: всё…

И уходит не оборачиваясь. Людмила сына в палату унесла, сама в коридор вышла, поднялась по лестнице на пролет между этажами, где никого нет, лбом в стекло уперлась и разрыдалась. Рыдает и остановиться не может. И вот в тот момент она в первый раз в жизни стала молиться Богу:

– Господи, я такая грешная! Господи, прости меня! И я никогда в жизни не молилась – прости меня! Но, Господи, я никому в своей жизни не желала зла… Господи, смилуйся! Исцели моего ребенка!

    "Она явственно почувствовала, как от макушки до пят прошла по всему телу волна тепла

И тут она явственно почувствовала, как сверху донизу – от макушки до пят – прошла по всему телу волна тепла. Дрожь такая прошла сверху донизу, реально, ощутимо. И еще раз. И еще – в третий раз. Трижды. И она почувствовала прикосновение Господа. Ощутила, что не впустую сказала слова, что не в мертвое пространство бросила. Почувствовала, что услышана.

Этот ответ на молитву невозможно спутать ни с чем другим. Душа чувствует прикосновение Божие и тает вся от ласки Господа. Появляются мир и покой в сердце.

Людмила вернулась в палату. И этот день был первым днем, когда у Сережи спала температура. Стала нормальной. До этого – 40 – 38,5 – опять 40. А тут – 36,6! И ребенок стал выздоравливать.

Через две недели им сняли диагноз как ошибочный и выписали домой. А Людмила стала верующим человеком.

Воцерковилась не сразу. Как многие новоначальные, не привыкшие к Церкви, полагала, что верить нужно в душе. И молиться своими словами.

Тоже сын помог. Стал подрастать, а она редко в храм ходит – только на праздники большие, а об исповеди и причастии и понятия не имеет. Как-то собралась в Оптину, а шестилетний Сережа говорит:

– Возьми меня с собой!

– Так ты же не умеешь молиться, сыночек, тебе же скучно там будет…

– А ты мне купи книжку с молитвами – я и научусь!

Спросила она в книжной лавке – есть детские молитвословы! Купила – он за неделю все молитвы выучил! Взяла, как и обещала, в Оптину, а сынок стоять с ней не стал, пошел сразу к братии, встал рядом с клиросом и стоит – подпевает. Братия улыбается: монах растет!

Стал проситься на причастие. Так Людмила начала сына причащать и сама научилась исповедоваться и причащаться. Теперь у нее есть духовный отец, и она часто бывает в Оптиной Пустыни.

Близ Господь сокрушенных сердцем…

SOURCE: http://www.pravoslavie.ru
 статью добавил Игорь Гончаренко

17.09.2018


<< Назад к списку  | Просмотров: 60

ВКонтакте Facebook Одноклассники Twitter Livejournal Mail.Ru
 


Войти, чтобы оставить комментарий.

Сказывали об одном старце: пришел он в скит с сыном, который еще питался молоком, и не знал, - что такое женщина. Когда сын сей пришел в мужеский возраст, то демоны представили ему ночью женские образы. Он открыл это отцу своему. - Старец подивился. - Случилось однажды сыну быть с отцем своим в Египте; увидев там женщин, он говорит отцу своему: вот те самые, которые ночью приходили ко мне в скит. Старец отвечал ему: это иноки сельские, сын мой, - иной вид имеют они, и иной - пустынники. При этом удивлялся старец, каким образом в скиту демоны могли показать ему женские образы? И тотчас возвратились они в свою келью.
Древний Патерик