Святой Архангел Гавриил
   
По благословению митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна

Расписание богослужений

Остаются ли мужчина и женщина «одной плотью» после разрыва?

Остаются ли мужчина и женщина «одной плотью» после разрыва?
Отвечает протоиерей Николай Емельянов, проректор Богословского института при ПСТГУ

Апостол Павел говорит со всей определенностью: «Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело [с нею]? ибо сказано: два будут одна плоть» (1 Кор. 6:16,17).

Даже физическая связь, лишенная какой-либо привязанности, навсегда оставляет след в душе человека. Блудные грехи в церковном сознании воспринимаются как смертные. Это не пустая фраза и не метафора – это констатация факта. Что-то умирает навсегда, что-то становится невозможным после совершения подобных грехов. В случае с убийством – это более очевидно, хотя даже этот вопрос вызывает непонимание у современного человека. Многие вполне согласны с допустимостью и законностью абортов. В случае с блудом современному человеку часто совершенно непонятно, а что здесь такого? Никто вроде не умер? Никакого «смертного греха» вроде нет?!

Даже если человек и чувствует какой-то душевный дискомфорт после подобных грехов, он часто пытается себя уговорить, что ничего страшного в этом нет. Ведь потом он найдет своего любимого человека, будет свадьба, обязательно белое платье и все будет как будто впервые и по-настоящему. Не будет. Никогда. Это грустно, очень непопулярно, слишком жестко и нетолерантно звучит, но это так.

Дело в том, что человек очень странное существо. Он принадлежит двум мирам – духовному и материальному. Душа человека – это еще не человек. Человек – это психофизическое единство души и тела. Его тело – это не просто какой-то инструмент души, это часть его самого. Поэтому настоящая любовь – это не чувства, не эмоции, не переживания или общие воспоминания или деятельность. Настоящая любовь – это такая степень единства, в которой размыкается граница этой психофизической реальности и в нее входит другой человек – целиком: и душой, и телом. Ап. Павел говорит об этом так: «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе» (1 Кор 7:4-5). Именно поэтому в церковных канонах брак считается осуществившимся не сразу после венчания, а только после первой физической близости.

Именно поэтому блудные грехи называются смертными – часть души человека умирает. Его способность к абсолютной полноте единства с другим человеком навсегда утрачивается, потому что часть этого единства отдана другому, и эта связь навсегда остается.

Что же делать человеку, который сам, по своей воле и желанию убил возможность по-настоящему любить в своей душе? Остается только надеяться на чудо! Самое поразительное, что эти чудеса случаются. Любой священник подтвердит, что он видел и знает людей, которые сумели прыгнуть выше головы, которые сумели понять всю глубину этой трагедии греха и преодолеть ее. Конечно, это возможно только особым благодатным действием Божиим, для чего и дал нам Господь церковные Таинства. И когда такое чудо происходит, то оказывается, что настоящая любовь преодолевает все, даже смерть.

Об этом сказал еще царь Соломон: «Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь» (Песнь Песней 8:6).

SOURCE: http://foma.ru/
 статью добавил Игорь Гончаренко

05.05.2017


<< Назад к списку  | Просмотров: 173

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Сообщение об ошибке автоматически отправится в редакцию.

ВКонтакте Facebook Одноклассники Twitter Livejournal Mail.Ru
 


Войти, чтобы оставить комментарий.

Демон принимает на себя лице женское, чтобы обльстить душу к смешению с ним. Облик образа (жены) принимает на себя безплотный демон, чтобы похотливым помыслом ввести душу в блуд. Не увлекайся же не имеющим существенности призраком, чтобы не сделать чего либо подобнаго и плотию. Обольщены бывают духом блуда все такие, не отражающие крестом внутренняго прелюбодеяния.
Нил Синайский